//БУЛЛИНГ И БИОМАССА

03.02.2023

БУЛЛИНГ И БИОМАССА

Любят у нас нынче бороться с буллингом. Слово такое тошнотворное выдумали -- "буллинг", и сочиняют теперь разные программы, как его победить. Само собой, деньги на это выделяют, получают и тратят -- всё серьёзно, в общем.

Меня же тем временем такой вопрос волнует, причём совершенно безвозмездно: а может, это мы сами, то есть люди, общество, буллинг этот создаём, растим и пестуем, а потом покорно терпим? И пока будем так вот терпеть, никакие финансовые вливания и образовательные программы нам не помогут? 

Вот одна занятная история, произошедшая ровно 3 года назад.

 Обратилась ко мне хорошая знакомая, мать двоих детей и жена одного мужа, с необычной проблемой: учительница её сына Семёна (имя изменено), ученика 4 класса, будучи недовольна его поведением, регулярно предлагает его одноклассникам собраться вместе и побить его после уроков. О чём свидетельствуют не только сам Семён, но и многочисленные его одноклассники и их родители. 

Про родителей одноклассников нужно сказать особо. Не сомневаясь, что дети рассказывают им правду и дело обстоит именно так, эти взрослые с виду люди на просьбу мамы Семёна поддержать её в разговоре об этом с учительницей уклончиво отвечали, что педагог, конечно, не права и поступать так ей не следует, но ведь 4 класс же, и у всех на носу выпускные контрольные, поэтому ругаться с учительницей никто не станет, а если бы и стали, то всё равно это всё бесполезно, только нервы последние перетреплем и детей своих подставим, они же, дети то бишь, да и сами родители, у этой учительницы фактически в заложниках --  что пожелает она, то с любым из них может сделать. 

В общем, не родители, а сплошная биомасса, стокгольмский синдром и "лучшие люди города" из пьесы "Дракон" писателя Шварца. 

Мама предлагала Семёну перейти в другую школу, но тот не соглашался: за исключением описанных выше причуд учительницы, в школе этой его всё устраивало, в том числе отношения с одноклассниками -- бить его никто из них и не думал, дети вообще часто ведут себя разумнее воспитывающих их "взрослых". "Потерпим до 5 класса, всего полгода осталось, а там у нас будет новая учительница", -- говорил он матери и был по-своему прав, но беспокойство всё равно не покидало её материнскую душу. Потому что полгода -- это не день и не два, и если учительница позволяет себе науськивать на 10-летнего ребёнка весь класс, то кто знает, что ещё взбредёт в её голову завтра или через месяц. 

С тем и пришла эта мама ко мне. 

А я же более 15 лет трудился в кризисном центре для пострадавших от насилия -- консультировал по телефону и очно. И, пожалуй, главное, что понял за эти годы, -- что самое действенное средство от любого насилия -- это огласка.

Поэтому, не особо раздумывая, я предложил маме идти разговаривать обо всём этом с учительницей -- показать ей скрины сообщений других родителей, чьи дети подтверждают её не очень педагогичные действия, и спросить, что она об этом думает. Если не поможет, говорю, -- обращайтесь к завучу. Не поможет завуч -- к директору. 

А если и директор не поможет, тогда будем думать, что делать дальше -- к журналистам идти, в минобразования или и туда, и туда (правоохранительные органы и прокурорских работников решили не беспокоить -- там люди и без того занятые, да и пользы большой от их возбуждения лично я никогда не наблюдал -- перепугают всех одним своим видом да напрягут разными дурацкими проверками, и только). 

Дальше события развивались так. Общение мамы с учительницей сразу не заладилось -- на просьбы встретиться та уклончиво отвечала, что говорить пока не о чем, но при этом попыталась повоздействовать на ситуацию через родителей класса, написав в их чате, что сейчас, когда весь наш класс дружно готовится к празднованию Нового года, отдельные личности занимаются выяснением отношений с учительницей, подозревая её непонятно в чём.

Мама расстроилась и позвонила нам с женой, ища поддержки.

В итоге мы все вместе решили, что она ещё раз, уже более настойчиво, попросит учительницу об аудиенции, объяснив ей, что речь идёт о ребёнке и предупредив, что в противном случае придётся обратиться к руководству школы, -- чтобы не шагать через головы и всё сделать честно. 

На это её обращение учительница снова ответила что-то уклончиво-отрицательное, и мама, набравшись смелости, пошла общаться с завучем.

Внимательно её выслушав и просмотрев все скрины, завуч изумилась, что такое ещё возможно (тем более в их школе, считающейся супер-пупер-современной и всецело обращённой к детям) и сказала, что если бы так поступали с её ребёнком, никому бы не поздоровилось. Поблагодарив маму за смелость и откровенность (и, видимо, за то, что пришла к ней, а не к журналистам с прокурорами), завуч заверила, что с сыном её всё будет хорошо, и при необходимости просила снова к ней обращаться.

Вскоре после этого разговора Семён, который, конечно, ничего этого не знал, стал являться из школы изумлённым: "Мама, сегодня она меня снова хвалила!" Возможно, его школьные проблемы с поведением были вызваны отсутствием положительного внимания со стороны учительницы.

Этого мы доподлинно не знаем, но знаем точно, что 4-й класс он окончил хорошо и спокойно, а спустя какое-то время его семья переехала в другой город, так что рассказывать об этом я могу теперь без опасений.

Вот вам и буллинг. И ведь совершенно не понятно, во-первых, зачем здесь финансовые вливания, а во-вторых, перефразруя героя фильма "Игрушка", кто тут большее зло -- опытная учительница, внедряющая практики уголовного мира в начальной школе, или родительская биомасса, которая настолько боится защитить своих детей, что не может спокойно сказать этой учительнице, что поступать так с ребёнком нельзя?

Наши партнеры