//МЕСТА ДЛЯ ДЕТСКОГО ОТДЫХА И ИГР В КРАСНОЯРСКЕ

28.02.2023

МЕСТА ДЛЯ ДЕТСКОГО ОТДЫХА И ИГР В КРАСНОЯРСКЕ


В 1999 году я впервые познакомилась с книгой М. В. Осориной «Секретный мир детей в пространстве мира взрослых», посвященной малоизученной в то время проблеме: каким образом ребенок осваивает пространство окружающего мира и какие традиционные способы создали для этого детская субкультура и народная педагогика. С тех пор книга Марии Владимировны стала моей настольной книгой. С большим жаром я рассказывала моим студентам о том, как колыбельные песни способствуют формированию у ребенка важнейших пространственных представлений, чем для детей привлекательна свалка или стройка, зачем дети ходят в страшные места или делают тайники и как связаны мультфильмы про Смешариков с детской субкультурой.

Время шло, менялись студенты, а следовательно, и дети, и в аудитории с каждым годом было все меньше и меньше желающих положительно ответить на вопросы, кто делал штаб или ходил с друзьями на кладбище, зарывал в землю «секретики» и осваивал пространство города, катаясь на городском транспорте по незнакомым маршрутам. Менялось и содержание ответа на вопрос, что делают городские дети на прогулке. Все чаще выходило так, что студенты, чьё детство прошло в городе, гулять с друзьями вовсе не ходили, сверстников по двору знали все меньше, зато всё больше и больше погружались городские дети в свой секретный виртуальный мир. Способствовало этому раннее знакомство с гаджетами. Уже в детской поликлинике дети все поголовно сидят с телефонами, младшие – еще с родительскими, а старшие – уже и со своими. Песни про «Первое сентября» включают строчки про «новенький айфон», а неумение пользоваться компьютером или интернетом уже в начальной школе считается дурным тоном. Среди детей, конечно. Потому что озабоченные взрослые начали писать статьи и книги про вред секретных виртуальных миров, в которые с большой скоростью погружались дети. При этом параллельно обсуждая пользу компьютеризации и цифровизации школ. Везло только детям, живущим в глубинке, обойденной интернетом: там сохранялись великолепные кучи песка, описанные еще Стенли Холлом, и другие условия для реализации традиционного детского поведения, подробно описанного Марией Осориной.

В городах озадаченные взрослые решили создавать для детей специальные культурные места отдыха на свежем воздухе, во дворах стали появляться красивые детские городки с лазилками и качелями, песочницами и домиками со счётами и скамейками. Мамы с детишками до трёх лет вновь включили прогулки в свой режим дня. Постепенно малыши перезнакомились, и детская субкультура начала потихоньку возрождаться – способствовали этому серии «Смешариков» «Тайное общество» или прогулки Кроша в лес «Без никого», объективно не знаю, но в душе очень даже в это верю.

DSC_0017.JPG

Надо сказать, что с появлением детских городков появились и строгие мамы, которые, оберегая каждая свое чадо, грозно следили за детишками младшего школьного возраста и подростками, прогоняя их за границы детских территорий. И вчерашние дети, не найдя для себя места, тем более уходили за компьютеры. Там, в компьютерных играх, они могли бесконечно сами себе легко доказывать свою нужность, уместность, правоту и способность перейти на новый уровень. В принципе, ничто не страдало, кроме так нужной для тела и здоровья двигательной активности.

И взрослые, вчерашняя молодежь, поклонники Осориной или просто те, кто не забыли проблемы, с которыми сталкивались, будучи представителями детской и подростковой субкультуры, опять озадачились строительством мира вокруг себя.

Вчерашние подростки стали проектировать места отдыха для подростков и молодежи: многочисленные качели, беседки, турники и спортивные тренажеры, объединенные в гармоничные ансамбли. Стали встречаться и привлекательные для подростков и молодежи места с бесплатным вайфаем, направленные на то, чтобы вытянуть завсегдатаев компьютерной жизни на улицу, подальше от домашнего проводного интернета.

У нас в Красноярске таких гармоничных мест появилось немалое множество. Радует то, что некоторые из них вполне себе открыты для представителей разных поколений, особенно такие, которые внутри одной парковой зоны включают и детские песочницы, и места для баскетбольно-футбольных или волейбольных тренировок. Некоторые скверы по вечерам романтично подсвечиваются. Не так давно в Интернете появилась статья Натальи Никитенко «Гид по детским площадкам в Красноярске». В ней описывается, как команда испытателей — журналист Наталья Никитенко с ребятами 6 и 10 лет — протестировали уличные игровые зоны для детей. В обзоре представлены адреса самых интересных детских площадок с неординарными игровыми сценариями, их плюсы и минусы, на которые обратили внимание тестеры (взрослые и дети), экспертное мнение о развитии уличных игровых пространств для детей, фотографии детских площадок.

Очень хорошо с психологической точки зрения, что в качестве экспертов выступили дети младшего школьного и (или) младшего подросткового возраста. Было бы здорово еще добавить старших подростков и молодежь.

DSC_0021.JPG

Попробовала опросить своих психологов-первокурсников. Большинство среди любимых локаций отметили набережную Красноярска, Проспект Мира и различные природные зоны – Столбы, парк «Гремячая Грива», Торгашинский хребет. Некоторые, вспоминая свое детство, указывали на многочисленные детские центры, расположенные в разных ТРЦ, которых в Красноярске тоже великое множество. Там есть и движение, и веселье, и развитие, и даже временная свобода для родителей, которые, сдав свое чадо в «развивалку», спокойно наслаждаются шопингом.

Но вернемся к статье Натальи Никитенко. Из неё явствует, что в качестве, безопасности и своеобразии детских площадок и мест семейного отдыха сегодня заинтересованы известные застройщики, например, представители группы компаний «Арбан», у которых и в опыте, и в планах – строительство дворов, больше похожих на парки развлечений. Например, у жителей Семейного квартала «Барбарис» будут собственные дендрарий и оранжерея, специальная зона для безопасного выгула собак, место для размещения палаточного лагеря с безопасным костровищем в центре, контейнерный сад и зеленый бар, зеркальный лабиринт, Лялькина полянка, скалодром, пешеходный фонтан и кинотеатр во дворе, а также масштабное двухровневое деревянное благоустройство — небесная дорожка. Архитекторы продумали более 20 сценариев совместной деятельности взрослых и детей – всё, чтобы дети и взрослые могли интересно проводить время вместе.

DSC_0029.JPG

Нужно отметить, что среди протестированных локаций детям младшего школьного возраста особенно нравятся качели-гнезда и различные деревянные конструкции, на которых можно повисеть, подтянуться, обнаруживая для себя новые возможности своего тела. Это разного рода столбы, столбики и другие возвышения, искусственно встроенные в архитектурный ансамбль городских локаций, то, чему в деревне попросту служат разного рода и высоты заборы, залезать на которые ребенку младшего школьного возраста одно удовольствие. «Высоко сижу – далеко гляжу» – это из народной сказки, а вот порванная на заборе новенькая школьная форма – это уже из жизни. Только из жизни нашего школьного детства, когда не было специально продуманных городков, приспособленных для младших школьников. М. В. Осорина, в своей книге про секретный мир детей описывает сцену, где девочки младшего школьного возраста были многократно изгнаны мамами малышей с детской площадки, потому что удаль свою демонстрировать пытались, лазая по крыше домика над детской песочницей. Потому как не было для них в то время ничего подходящего в городском ландшафте.

DSC_0027.JPG

Сейчас все иначе. В каждом районе Красноярска появляются детско-подростковые локации одна другой интереснее. Стоит отметить, что места эти, как правило, свободны от курения и, тем более, от распития спиртного. Именно за этим теперь следят неуемные взрослые. А к спортивным упражнениям, катаниям на самокатах, роликам и скейтам они уже давным-давно привыкли – это теперь тоже часть детской субкультуры, и это не секретный мир в пространстве мира взрослых, а вполне открытый и доступный всем.

А что же остается в секрете? Ведь без секретов быть не может… Вот, например, нравятся и малышам, и детям постарше длинные горки-туннели, позволяющие вновь и вновь бессознательно переживать момент своего появления на Свет Божий. Только это секрет, конечно. Психологический. Я о нем узнала из статьи Марии Владимировны о работе Ленинградского Дворца Творчества Юных. В ней она рассказала, как вместе с игротехниками и психологами этого Дворца они разрабатывали наполнение для детских игровых. Тогда и появилась, наверное, единственная на тот момент в стране горка-туннель, катаясь на которой, малыш может проживать и переживать особенности своего рождения и даже конфликты и травмы того периода. У нас в городе тоже теперь есть такие горки. Хотя не все взрослые понимают, почему неуемные малыши вновь и вновь стараются на них прокатиться…

И в заключение: я хожу на остановку через пустырь, это место между пятиэтажкой и двором детского сада. Там растут большие раскидистые деревья. Из года в год на протяжении десяти-пятнадцати лет на одном дереве появляется «штаб» – сколоченные доски в качестве настила и разные интересные предметы на нем, взятые с соседней свалки. Когда и кто успевает этот штаб соорудить, я не видела ни разу, но это, безусловно, важнейший элемент детской субкультуры, замечательно описанной М. В. Осориной. Для читателей книги Марии Владимировны здесь нет ничего удивительного – больше всего дети ценят то, что они сделали сами.

 photo_2023-02-28_22-16-23.jpg

Марина АНИКИНА канд. психол. наук,

доцент кафедры психологии развития и консультирования ИППС СФУ

Наши партнеры