//В ДЕНЬ ПСИХОЛОГА

22.11.2023

В ДЕНЬ ПСИХОЛОГА

photo_2023-11-23_00-33-52.jpg

Минувшим летом на стене у входа в одну красноярскую школу закрасили большой выразительный рисунок, по поводу которого у меня остался эффект незавершённого действия.

Позвали меня как-то на круглый стол про детские суициды. То есть было это в те далёкие времена, когда меня ещё куда-то звали. Год был, думаю, 2016 или 17-й, весна. 

И я, постоянно наблюдавший по пути на работу сей невесёлый рисунок, так как живу рядом с этой школой (причём школа -- начальная, в которой у детей их представления об учёбе, обществе и о серьёзной самостоятельной жизни только закладываются), решил про него на этом круглом столе сказать, иллюстрируя с его помощью такие свои невесёлые мысли:


"Тезис 1, он же эпиграф: 

анекдот, как японец приехал в Россию смотреть достижения народного хозяйства, и тут его долго спрашивали, что ему у нас понравилось, а он всё время уклончиво отвечал: у вас замечательные дети. И когда его уже в аэропорту перед вылетом домой спросили очень настойчиво, что дети детьми, но что же ему у нас тут ещё понравилось, он вежливо ответил: у вас прекрасные, просто восхитительные дети, но всё, что вы делаете руками, -- просто ужасно!


тезис 2.

Полицейские меры в отношении детей и родителей ничего не решат, а в ряде случаев только усугубят. Если между детьми и родителями, учителями и другими взрослыми нет эмоц.контакта, тех самых доверительных отношений, если дети не чувствуют себя в безопасности в своей семье и в образовательном учреждении, -- можно сколько угодно что-то запрещать и контролировать, но ни к чему хорошему это не приведёт.

тезис 3.

Предупредить, да и понять нарастающую деструкцию и самодеструкцию со стороны детей и подростков с помощью психолого-педагогических и полицейских методов уже невозможно. Это – социальное явление, и это уже дело социологов -- понимать, что происходит и что с этим можно поделать.

При этом нужно помнить, что дети – наше отражение, и бороться с ними нет смысла, но нам, взрослым, нужно прежде всего заняться собой.

На мой взгляд, проблема основная -- в той апатии, задуренности, продажности и дезориентированности, в которых пребывает ныне подавляющая часть отечественного народонаселения. Во многом эта дезориентированность идёт от СМИ-шной пропаганды, когда восхваляются агрессия, войны, мистика и мракобесие, равно как и от риторики властей предержащих (я про "в глаза смотри", "мочить в сортире", "бей первым" и прочую лексику подворотни, которой первые лица государства регулярно радуют ухо всевозможной гопоты. В результате, как помните, год назад 13-летний школьник с правого берега пришёл на "стрелку" с ножом-бабочкой и ударил им ровесника первым, удар пришёлся в сердце и оказался смертельным).

Мне нынешняя социальная ситуация в России напоминает большой автобус, набитый пассажирами, который, постепенно разваливаясь на части, несётся в пропасть, но большой экран в салоне с радостным шумом показывает людям всевозможные радужные картинки, в результате чего пассажиры, глядящие то в окна, то на большой экран, постоянно испытывают когнитивный диссонанс и чувствуют себя, мягко говоря, не в своей тарелке. Всё это не может не отражаться на детях-подростках, которые постоянно сканируют состояние взрослых -- и направляют возникающие в результате деструктивные импульсы либо на самих себя (всевозможные нарко-токси-садо-мазо-суицидо...), либо вовне (вандалы, гопники, "смотрящие" "групп смерти" и тд)


тезис 4.

Вот картинка, которая уже третий год встречает на крыльце учеников одной начальной школы. Мне кажется, она хорошо отражает состояние современной детской популяции РФ, и я хочу поблагодарить нарисовавшего её неизвестного мне художника, как бы ни пытались досужие граждане разглядеть в ней скрытую пропаганду суицида и тп. Картинка, мягко говоря, нетипичная, не тот заурядный лубок, которым пестрят школьные стены, она вызывает реальные чувства, и вот за это я и хочу сказать художнику спасибо. 

Чувства от неё пусть каждый зритель испытывает какие душе угодно, я лишь хочу описать, что изображено. Мы видим, что двое детей, мальчик и девочка, держась за эфемерное подобие перил, стоят спиной к зрителю на краю большого круглого отверстия, за которым видны сероватые очертания далёкого города с небоскрёбами. Пространство, в котором находятся дети, безжизненно-искусственное, а изображённое в голубовато-серых тонах пространство между отверстием и небоскрёбистым городом, в которое ведут детей призрачные перила, напоминает большой массив то ли воды, то ли облаков (создаётся впечатление, что дети стоят на огромной высоте перед открытым люком, готовые шагнуть в бездну, но ни парашютов на них, ни взрослых рядом с ними нет, а лиц их мы не видим и не можем сказать, что они при этом испытывают -- из-за этого мне лично на душе тревожно).

Так вот, я считаю, что картинка эта демонстрирует переживания современных детей в том безжизненном мире, который создали для них и для себя мы, российские взрослые. С чьими-то призрачными фаллическими понтами в виде далёких серых небоскрёбов, до которых детям зачем-то нужно как-то добираться, но при этом пути никто не знает, а впереди -- море или облака, сплошной "синий туман". И никого нет рядом. И ничего живого -- ни рядом, ни впереди (в мультфильме, по мотивам которого, похоже, этот рисунок создавался, хотя бы росток берёзки из асфальта пробивался в финале, да и не были дети там в одиночестве -- вокруг них постоянно сновали какие-то занятые своими делами взрослые

тезис 5.

Прекрасно понимаю, как это глупо, и всё же рискну предложить ряд мер по предупреждению детской и подростковой деструкции:

А. Взрослым -- заняться собой. Власти и обществу пора начать вкладываться в дошкольное, школьное, внешкольное и всякое другое образование, а не в военные авантюры и теле-радио- и печатную пропаганду. Зарплаты людей, работающих с детьми, должны быть на уровне зарплат полицейских и военных, потому что будущее всё же в их руках, а в учебные заведения должны прийти достойные люди, в том числе молодые, в том числе успешные, в том числе мужчины (зарабатывать какие-то совместимые с семейной жизнью деньги, работая в образовании не чиновником, для мужчины практически невозможно).

Б. Всерьёз озаботиться психическим здоровьем -- и детей, и взрослых. Вкладываться в это. Постоянные тренинги, супервизии, исследования и профилактика эмоц. выгорания всех, кто работает с детьми, приглашение ведущих специалистов в этой области, в тч зарубежных, и не столько "за свой счёт", как это обычно бывает, а за счёт дотаций со стороны государства. Кстати, в краевом (!) детском ПНД на Копылова трудится только ОДИН психотерапевт! Тогда как в каждом районе должны быть такие центры, где и дневной стационар, и несколько психотерапевтов, и приоритет немедикаментозных форм помощи детям и их родителям.
 
В. Психологов учебных и всяких других учреждений для детей давно нужно вывести из прямого подчинения директорам. Пусть они отчитываются перед своими методобъединениями, которыми должны управлять независимые и профессиональные люди. В противном случае все призывы к изменениям будут носить декларативный характер («На клячах – в космос!»). 

Профессиональная идентичность большинства психологов образоват., соц. и мед. учреждений по-прежнему остается "куриной", то есть просто никакой: они – часть авторитарной госсистемы -- либо задуренные, либо запуганные, либо просто являются тупыми исполнителями: что скажут, то и делают (дикая история про то, как сотрудница опеки пригласила психолога рассказать 8-летней приёмной девочке, что семья решила от неё отказаться, и как психолог это выполнила, тупо сказав всё ребёнку "в лоб", чем только травмировала её ещё больше). 

То есть никакой проф. идентичности обычно нет: психолог часто не понимает, чем он отличается от педагога или дефектолога (а то и от полицейского) и что его главная задача -- помогать процессам развития (в том числе и собственного – и проф., и личностного), а основная функция -- посредническая (между детьми, родителями, педагогами, всевозможными менеджерами, контролёрами, полицией, властью и тд) -- опять же в интересах развития, и отстаивать он должен прежде всего интересы ребёнка, а совсем не государства или учреждения."

Придя на само мероприятие, я сразу понял, что будет лучше, если выступление моё пройдёт, как говорит один хороший психиатр, без фанаберии, поэтому этот свой спич приберёг до лучших времён.

На круглый стол собралось человек 10 выступаюших и около 50 человек публики.

Самое толковое сообщение было у коллеги из педуниверситета. Дети и подростки, сказала она, всегда наблюдают за нами, взрослыми, всё время "секут" -- такова их природа. Поэтому, чтобы они в нас не разочаровывались, мы должны всегда об этом помнить и вести себя по-человечески и с ними, и со всеми вообще. 

Потом молоденькие психологши рассказали про свою работу с подростками и родителями с помощью процедур медиации с последующим заключением с подростками договоров. Например, при работе по преодолению аддикций. Идея, конечно, недурная, только вряд ли это дело психологов, думал я. Учителей, соцпедагогов, администрации -- запросто, но психологу заниматься такими вещами не нужно бы. Потому что в таком случае он будет выступать для детей и родителей агентом общества, чуть ли ни мировым судьёй, тогда как функция психолога всё же другая, более доверительная и "душевная". А ну как не справится какой-нибудь чувствительный ребёнок с соблюдением договора -- и что? Будет избегать психолога, испытывая вину и ощущая себя ничтожеством? Вместо того, чтобы прийти к психологу и обсудить с ним свои переживания по этому поводу. С кем ещё-то? 

Выступил православный батюшка. В том духе, что проблемы все у детей из-за того, что церковное учение и святой дух до сих пор не пришли в образование. Будь оно у нас не таким светским -- и все жили бы в мире с собой и с Богом и про суициды забыли бы думать. Как всё просто, подумалось мне. И, кстати, почему на это мероприятие не позвали муллу, раввина, шамана и т.д.? Страна-то у нас многоконфессиональная, факт! Непорядок...

Больше всего времени заняла собой говорливая инспектор по делам несовершеннолетних из Советского района. Сказала, что за склонение к суициду в соцсетях давно нужно было ввести статью в УК, иначе никаких рычагов влиять на ситуацию не было. И много чего ещё наговорила не по теме, в том числе про то, как регулярно выступает в школах, пытаясь отвратить подростков от употребления насвая: "Я им говорю: это ж куриное дерьмо, которое чурки грязными руками мешают с табаком и селитрой и потом вам продают!" Про статью в УК за разжигание межнациональной розни ей так никто и не сказал...

Сам я, когда подошла очередь, сказал про обозревателя "Новой газеты" Галину МУРСАЛИЕВУ, благодаря которой все и узнали про "группы смерти" в интернете (после чего в отношении неё начался жуткий хейт -- якобы всё это ерунда и обычное подростковое дурачество -- высказывались журналисты, фольклористы и другая возмущённая публика, далёкая от обсуждаемой реальности, хотя статья про склонение к суициду в интернете в УК на момент проведения круглого стола уже появилась -- прежде всего благодаря той публикации в "Новой", и был уже первый осуждённый по ней, то есть следствию удалось доказать, что из-за его действий кто-то действительно покончил с собой. Впрочем, были в прессе и голоса в защиту Мурсалиевой. Сам я в своей работе несколько раз сталкивался с такими детьми, а в научных статьях докторов из Московского НИИ психиатрии о "группах смерти" и зависавших там подростках упоминалось вполне обыденно).

Ещё сказал, что в нынешних реалиях, когда уровень жизни медленно, но верно падает, а загруженность (физическая, психологическая, материальная, моральная и всякая другая) родителей и педагогов только растёт, сокращения числа детских и подростковых суицидов ждать не нужно.

В помещении повисла тишина -- все слушали внимательно, как какое-то откровение.

- Ну скажи хоть, как волонтёры ваши помогают с такими случаями справляться, -- сказала директор кризисного центра "Верба" Наташа ПАЛЬЧИК. Я рассказал, как, действительно, благодаря волонтёрам-наставникам, которые теперь Центр "Все свои!", удалось помочь 15-летней девочке из детского дома -- причём мысли о смерти стали посещать её после обвинений в её адрес со стороны кровных родственников, детдом был тут ни при чём.

На том круглый стол и завершился, и фреску со школьного крыльца на нем никто не увидел.

Потом, поздней осенью, было самоубийство первоклассника Артёма в Берёзовке -- после общения с ним в школе местной инспекторши ПДН...

Спустя лет 5, в январе 2022 года, фото фрески опубликовала "Новая газета", вместе с моим интервью под названием "Смертная забота". Завершалось оно словами:

"Можно, конечно, смеяться: мол, кто больше нужен этому художнику — суицидолог или акушер? Но все сложнее. И школа эта — одна из самых адекватных в городе, и, по мне, художник как раз очень точно отразил состояние нынешнего детства: глобальное одиночество, когда вокруг никого, и дети могут держаться только друг за друга. Рисунок явно взят из советского мультика про девочку и мальчика — они там, прилично побегав по городским джунглям, в конце концов находят крохотный росток березки — что-то живое, настоящее хотя бы в финале их ждет, понимаете

Тут же, на рисунке — вообще ничего живого вокруг этих детей! Они стоят к нам спиной, словно бы на краю транспортного самолета перед десантированием, и смотрят вдаль, где за мутным туманом — их будущее: мираж из серых небоскребов, далеких и бессмысленных фаллических символов. Только это пока и можем дать детям — наши пустые понты да симулякры.
Но как писала Зинаида Гиппиус: «…Мы знаем, мы знаем: всё будет иначе»."

Ну вот, а теперь ту картинку закрасили, и на её месте выпускник этой школы Лёша нарисовал другую (см. фото ниже).

Этакий первородный бульон из всего и сразу, преимущественно серо-чёрного цвета. От обилия разрозненных образов рябит в глазах -- смотреть интересно, занятно, в голове одна за другой всплывают ничем не связанные ассоциации, взгляд бродит по объектам, ни на чём не фокусируясь, в лучших традициях параноидно-шизоидного мироощущения. Никакой печали фрекска уже не вызывает: "жить стало веселей!" Чем-то напоминает скульптуру Даши Намдакова "TRANSFORMATION" перед главным корпусом Сибирского ФУ, которую в народе зовут "Расчленёнка".

photo_2023-11-23_00-33-56.jpg

Наши партнеры